esimo logo
icam logo

Природопользование, состояние и тенденции изменений морской среды прибрежных и сопредельных районов Дальневосточных морей России

Главная страница // Беринговоморский район

Видовой состав и динамика основных групп гидробионтов

Морская акватория в границах Камчатского края разделена на пять промысловых статистических районов, к которым относятся Западно-Беринговоморская зона и подзоны: Карагинская, Петропавловско-Командорская, Камчатско-Курильская и Западно-Камчатская (рис. 2). Термин «промысловый запас» (или «промысловая биомасса») означает, что промысловый запас состоит из особей, разрешенных к вылову Правилами рыболовства. Биомассы большинства промысловых видов не являются постоянными, а могут существенно изменяться во времени и пространстве, как за счет динамики воспроизводства, так и за счет миграций. Современные данные по величине промысловых запасов гидробионтов взяты из «Прогнозов общего вылова гидробионтов по Дальневосточному рыбохозяйственному бассейну…» (за период 2000-2010 гг.) (КамчатНИРО) и представлены ниже согласно обзорному докладу [2].

 

Рисунок 2 - Акватория промысловых районов, прилегающих к Камчатскому краю

Суммарная промысловая биомасса гидробионтов Камчатки за последнее десятилетие претерпела существенные изменения. В целом, по всем районам, она увеличилась с 6,6 млн. т в 2001 г. до 11,5 млн. тонн в 2010 г. (рис. 3). Подавляющую долю в ней - более 90% - составила биомасса морских рыб. За счет них и происходил основной рост ресурсов. Следует отметить, что росла не только абсолютная биомасса морских рыб, но и их доля в суммарном запасе, увеличиваясь с 90,5% в 2001 г. до 93,9% в 2008 г. Средняя за десятилетие доля анадромных рыб в общей биомассе гидробионтов была равна 2,3%, а беспозвоночных – 4,9%.


Рисунок 3 - Динамика суммарной промысловой биомассы (тыс. т) водных биоресурсов Камчатки за период 2001-2010 гг. (по данным КамчатНИРО), представленных в докладе [2]

Запасы морских рыб выросли с 6,0 млн. т в 2001 г. до 10,7 млн. т в 2010 г. (рис. 4). Основное значение в составе промысловых гидробионтов имеет минтай. Его доля в общей биомассе увеличивалась от 50,5% в 2001 г. до 74,3% в 2006 г. Затем она снизилась до 68,5% в 2007 г. и, в дальнейшем, вновь возросла до 73,7% в 2010 г.


Рисунок 4 - Динамика промысловой биомассы (тыс. тонн) морских рыб в водах Камчатки за период 2001-2010 гг. (по данным КамчатНИРО)

Средняя биомасса минтая в водах Камчатки за истекшее десятилетие составила 6,0 млн. т. Аналогичный показатель для других тресковых рыб (суммарно треска и навага) был равен 474,9 тыс. т, для камбаловых – 587,7 тыс. т, для сельди – 501,2 тыс. т,  для терпугов – 132,4 тыс. т. Промысловая биомасса других рыб, куда входят морские окуни и шипощеки, мойва, корюшки, угольная, макрурусы, бычки и скаты изменялась от 763,7 тыс. т до 1,0 млн. т, на среднем уровне – 915,6 тыс. т.

Суммарная промысловая биомасса анадромных рыб в период 2001 – 2010 гг. колебалась от 117,7 тыс. т в 2001 г. до 303,0 тыс. т в 2009 г. (рис. 5). В 2010 г. она несколько снизилась, составив, по оценкам КамчатНИРО, 248,8 тыс. т. Характер динамики ресурсов лососей определялся, главным образом, горбушей. Ее доля в биомассе этой группы рыб выросла с 52% в 2001 г. до 81,5% в 2004 г., после чего снизилась до 66,6% в 2007 г., вновь увеличилась до 78,2% в 2009 г. и снизилась до 72,4% в 2010 году. Средний за десятилетие промысловый запас горбуши оказался равным 156,4 тыс. т, кеты – 22,4 тыс. т, нерки – 33,1 тыс. т, кижуча – 3,7 тыс. т, чавычи – 1,8 тыс. т [2].



Рисунок 5 - Динамика промысловой биомассы (тыс. т) анадромных рыб Камчатки
за период 2001-2010 гг. (по данным КамчатНИРО)

В группе промысловых беспозвоночных в целом не наблюдается определенных направленных тенденций в динамике запасов. Уровень их суммарной промысловой биомассы в прошедшем десятилетии изменялся волнообразно, достигнув максимума  в 514,3 тыс. т в 2005 г. (рис. 6). Характер динамики ресурсов беспозвоночных определялся, в первую очередь, изменчивостью запасов ракообразных – различных видов крабов и креветок. Ракообразные вносили и наибольший вклад в суммарную биомассу. Их доля здесь колебалась от 41,2% в 2010 г. до 59,4% в 2005 г. По сравнению с 2005 г. в последнее время их запасы снизились с 305,3 тыс. т до 191,2 тыс. т, главным образом, за счет креветок. Средняя промысловая биомасса крабов в течение рассматриваемого периода составила 127,9 тыс. т, креветок – 101,7 тыс. т., кальмаров и других моллюсков, соответственно, 104,1 и 32,4 тыс. т, иглокожих – 78,0 тыс. т [2].



Рисунок 6 - Динамика промысловой биомассы беспозвоночных в водах Камчатки за период 2001-2010 гг. (по данным КамчатНИРО).

Рассматривая межгодовую изменчивость промысловых ресурсов отдельных районов акватории, прилегающей к Камчатке, можно видеть следующее. Практически на всей продолжительности десятилетнего периода, кроме последнего года, наибольшие запасы гидробионтов были сосредоточены в Западно-Беринговоморской зоне (рис. 7).


Рисунок 7 - Динамика биомассы промыслового запаса (тыс. т) в промысловых зонах и подзонах Камчатки (по данным КамчатНИРО)

С 2001 по 2005 гг. наблюдался заметный рост биомассы водных биоресурсов в этом районе, после чего началось постепенное их снижение. Средняя биомасса в указанный период была равна 3,5 млн. т или 37,2% от общей для всех районов.

Второй по значимости в этом отношении была Западно-Камчатская подзона. Характеризуя весь период, можно отметить стабильное состояние запасов в этом районе до 2005 г., затем наблюдался резкий подъем их биомассы в 2005– 2006 гг., после чего последовало снижение и, затем, – постепенный рост. Средний показатель биомассы здесь был равен 2,2 млн. т, а его доля – 23,7%.

Камчатско-Курильская подзона характеризуется относительно постоянным ростом биоресурсов, начиная с 2005 г. Уровень запасов в 2010 г. здесь оказался самым высоким среди других районов, а его средняя доля за десятилетие равна 20,4%. По абсолютному значению он составлял, в среднем, 1,9 млн. т.

Запасы гидробионтов в Карагинской и Петропавловско-Командорской позонах значительно ниже, чем в других районах. Средние их величины равны, соответственно, 967,0 и 766,3 тыс. т, а средние доли в суммарной по всем районам биомассе – 10,4 и 8,2%. В целом для ресурсов этих двух районов характерен слабый постепенный рост.

Состав запасов промысловых гидробионтов в различных районах морской акватории Камчатки показан на рис. 8.

Основной объем биоресурсов Западно-Беринговоморской зоны, а также Камчатско-Курильской и Западно-Камчатской подзон представлен минтаем (67,7 – 70,8%). Суммарная доля трески и наваги колеблется в этих районах от 2,9% в Камчатско-Курильской подзоне до 4,7% - в Западно-Беринговоморской, камбаловых – от 4,9% в Западно-Беринговоморской зоне до 8,7% - в Камчатско-Курильской подзоне, ракообразных – от 2,4% в Камчатско-Курильской подзоне до 3,3% в Западно-Беринговоморской зоне. В Западно-Камчатской подзоне довольно велика доля сельди – 10,9%. Биомасса лососей, в их подходе на нерест, составляет 1,7% среди общей биомассы промысловых гидробионтов в Западно-Камчатской подзоне, 3,9% - в Камчатско-Курильской подзоне и приближается к нулю в Западно-Беринговоморской зоне.

Биологические ресурсы Карагинской и Петропавловско-Командорской подзон отличаются от ресурсов трех описанных выше районов не только более низким уровнем, но и повышенным видовым разнообразием. Относительная биомасса минтая снижается до 33,0% в первом районе и до 56,4% - во втором. Доля анадромных рыб в Карагинской подзоне значительно выше аналогичного показателя из других районов и равна 9,4%. В этом же районе второе место после минтая в структуре запасов занимает сельдь – 19,2%, а в Петропавловско-Командорской подзоне – терпуг (14,3%).  Относительные  биомассы трески и наваги в двух последних районах значительно выше (соответственно, 12,1% и 8,8%), чем в северо-западной части Берингова и восточной части Охотского моря. Доля камбал, однако, в водах восточной Камчатки ниже, чем в водах западной. Карагинская и Петропавловско-Командорская позоны отличаются от других районов повышенной долей иглокожих и моллюсков в биомассе гидробионтов.

 

Рисунок 8 - Среднемноголетняя структура промзапаса в разных зонах и подзонах Камчатки. А – Западно-Беринговоморская зона; Б – Карагинская подзона; В – Петропавловско-Командорская подзона; Г – Камчатско-Курильская подзона;
Д – Западно-Камчатская подзона

Незначительно отличается от них Западно-Камчатская подзона. Петропавловско-Камандорская и, в особенности, Карагинская подзоны обладают высоким своеобразием видового состава промысловых гидробионтов и отличаются по данному показателю как от трех других районов, так и друг от друга. Это обстоятельство сказывается и на особенностях промысла в водах Камчатки. Так, Н.И. Науменко (2009) ранее отмечал, что Карагинская и Петропавловско-Командорская подзоны характеризуются наиболее разнообразным составом уловов и резко контрастируют в этом отношении с остальными районами.

Таким образом, суммарная промысловая биомасса ресурсной базы Камчатки за последнее десятилетие (2001 – 2010 гг.) выросла примерно в 1,5-2 раза. Подавляющую долю в ней, более 90%, составила биомасса морских рыб, среди которых рост определял минтай. Тем не менее, запасы основных объектов промысла - минтая западно-беринговоморского и восточно-охотоморского, трески, сельди корфо-карагинской - пока еще находятся на довольно низком уровне по сравнению с тем, который наблюдался 15-20 лет назад. Но нужно отметить, что в период с 2001 по 2010 гг. наблюдается рост их запасов. Это относится, прежде всего, к минтаю и корфо-карагинской сельди, которая была в довольно сильной депрессии. По информации пресс-службы ТИНРО-Центра, последние исследования подтвердили, что в настоящее время есть реальные предпосылки для увеличения ОДУ (общий допустимый улов) минтая на 2012 год - суммарное изъятие минтая по Дальневосточному бассейну предлагается увеличить почти на 100 тыс. тонн относительно уровня 2011 года. Большинство популяций этого ценного промыслового объекта находятся в хорошем состоянии, а некоторые из них (например, восточно-беринговоморская) имеют тенденцию к постепенному росту численности и биомассы. После очередного и длительного периода запрета в конце 1990-х годов промысел корфо-карагинской сельди был возобновлен, но из-за нерациональной эксплуатации ресурсов в 2005 г. он был прекращен. Запрет на промышленный лов продолжался до нынешнего года. В последние годы отмечается тенденция на увеличение численности популяции корфо-карагинской сельди, что было подтверждено исследованиями на нерестилищах в мае 2010 года. На основании полученных данных специалистами КамчатНИРО было подготовлено обоснование на увеличение ОДУ этого вида в Карагинской подзоне в 2010 г. с 1,265 до 11,265 тыс. т, в т.ч. 10,0 тыс. т рекомендовано для промышленного лова в ноябре-декабре. Динамика роста промыслового запаса лососей определялась, в первую очередь, горбушей.

Уровень суммарной промысловой биомассы промысловых беспозвоночных в прошедшем десятилетии изменялся волнообразно, достигнув максимума в 2005 г. Характер динамики ресурсов беспозвоночных определялся, в первую очередь, изменчивостью запасов ракообразных – различных видов крабов и креветок.

В настоящее время в тяжелой ситуации находится западно-камчатская популяция камчатского краба. Его запасы снизились по сравнению с 1990-ми годами более чем в 10 раз и сегодня остаются на очень низком уровне. Поэтому для камчатского краба необходимо продолжение запрета на вылов. Состояние запасов синего краба, например, в Карагинской подзоне, также критическое. По разным видам стригунов произошло снижение ОДУ в отдельных подзонах - от 6% до 40%. Был введен запрет на промысел синего, равношипового крабов и краба-стригуна ангулятуса в Западно-Камчатской подзоне ввиду прилова очень малочисленного камчатского. Однако, по материалам исследований КамчатНИРО, на основных местах промысла синего краба в заливе Шелихова на глубинах выше 100 м. прилов камчатского краба практически отсутствовал в течение всего зимнего периода. Предполагаемый ОДУ-2011 синего краба (1,8 тыс. т.) может быть освоен в первом квартале 2011 года без ущерба популяции камчатского краба. Небольшой ОДУ равношипового краба (470 т.) будет осваиваться на глубине от 300 до 530 метров, где камчатский краб не обитает, что также не создает угрозы для его популяции. ОДУ краба-стригуна ангулятуса в этой подзоне составляет 50 т., и предназначен только для проведения научно-исследовательских работ. ТИНРО-Центр рекомендовал установить сроки промысла синего и равношипового краба в Западно-Камчатской подзоне с 1 января по 31 марта 2011 г.

Таким образом, в истекшем десятилетии был увеличен вылов лососей, минтая и моллюсков, в основном кальмаров. Суммарный вылов трески и наваги стабилизировался примерно на одном уровне, а крабов - снижается. Вылов камбал тоже снизился, хотя и не из-за ухудшения состояния запасов, а по организационно-техническим причинам.

Практически на всей продолжительности десятилетнего периода наибольшие запасы гидробионтов были сосредоточены в Западно-Беринговоморской зоне. Второй по значимости, в этом отношении была Западно-Камчатская подзона. Основной объем биоресурсов Западно-Беринговоморской зоны, а также Камчатско-Курильской и Западно-Камчатской подзон представлен минтаем. Биологические ресурсы Карагинской и Петропавловско-Командорской подзон отличаются от ресурсов трех перечисленных выше районов не только более низким уровнем, но и повышенным видовым разнообразием (Дьяков, 2011) [2].

 

<<< Back

Для корректной работы с CD-ROM рекомендуется установить Internet Explorer 6.0 или выше
Данный CD-ROM является тринадцатым томом серии информационных продуктов ТОИ ДВО РАН под общим названием: "Информационные ресурсы ТОИ. Океанография".
Copyright © 2012 by V.I. Ilichev Pacific Oceanological Institute