esimo logo
icam logo

Природопользование, состояние и тенденции изменений морской среды прибрежных и сопредельных районов Дальневосточных морей России

Главная страница // Беринговоморский район

Общая характеристика

            Понятие «биологическое разнообразие» включает в себя как разнообразие генов внутри локальной популяции, так и разнообразия сообществ и глобальных экосистем на планете. Выделяют шесть основных уровней биоразнообразия: видовой, филогенетический, морфологический, экологический, генетический и биохимический. Однако исходным и базовым этапом для изучения всех его компонент является исследование видового разнообразия и богатства.
            Весь фитопланктон Мирового океана представлен 4500 видами одноклеточных водорослей, разнообразие основных зоопланктеров еще меньше, морские рыбы насчитывают 14500 видов, а разнообразие зообентоса оценивается в 25-30 млн. видов.
В мелководных прибрежных зонах (с глубиной до 200 м) наибольшее биоразнообразие приходится на коралловые рифы. В умеренных широтах наибольшее разнообразие отмечается в прибрежных акваториях вблизи эстуариев.
            Баланс биоразнообразия поддерживается за счет вымирания старых и возникновения новых видов. Помимо так называемого «фонового» вымирания, связанного с ограниченностью времени существования видов, морская фауна претерпела 5 массовых вымираний, в результате которых исчезало от 50 до 95% всех видов. В настоящее время, по мнению многих исследователей, наступает время шестого массового вымирания, во многом благодаря нерациональной деятельности человека. Человек активно влияет на морское биоразнообразие через перелов при промысле, через разрушение мест обитаний, утрата которых ведет к потере разнообразия от аллелей до отдельных экосистем, через загрязнение и вселение чужеродных видов.
            Биологическое разнообразие не исчерпывается списком видов. Разнообразие внутривидовых форм (морф, популяций, рас) – необходимое условие существования вида (особенно это важно в быстро меняющейся среде), а также представляет важный ресурс для использования. Потенциальные возможности этого ресурса освоены лишь в малой степени.
            В отношении генетического разнообразия лучше всего изучены рыбы. Известно, что виды лососевых рыб подразделяются на множество форм, приуроченных к определенным биотопам, миграционным путям и миграционным сезонам, как, например, расы кеты, идущие на нерест летом или зимой. Сложная внутривидовая подразделенность известна для сельдей, у которых популяции, приуроченные к определенным заливам, отличаются не только частотами аллелей генов, но и своим поведением и вкусовыми особенностями. Пока нет достаточных оснований предполагать сходный уровень внутривидового разнообразия в других группах морских животных – ни одна из них не может сравниться по своей изученности с лососями и сельдями. Это задачи будущих исследований.
            В течение многих тысячелетий хозяйственная деятельность человека не оказывала негативного воздействия на состояние морской прибрежной среды. Рыбный промысел и другие виды деятельности приводили лишь к локальным нарушениям в прибрежной зоне. Однако во второй половине ХХ столетия угроза прибрежным экосистемам во многих внутренних и окраинных морях достигла критического уровня, что связанно, прежде всего, с поступлением в морскую среду множества различных загрязняющих веществ.
            В последние годы выполнены обширные исследования по оценке уровня химического загрязнения различных районов Мирового океана и состояния морских экосистем. Данные свидетельствуют, что открытый океан относительно “чист”, тогда как прибрежные зоны являются районами хронического загрязнения тяжелыми металлами, хлорированными и нефтяными углеводородами, биогенными элементами. Темп поступления последних в морскую среду продолжает нарастать, и области эвтрофикации, как и поля хронического загрязнения, расширяются. Таким образом, на побережье, особенно вблизи городов и устьев больших рек постоянно идет, а в настоящее время и ускоряется процесс изменения качества окружающей среды, что ведет за собой изменение состояния прибрежной биоты, в том числе исчезновение многих чувствительных видов морских животных.
            Побережья морей и океанов привлекательны не только с точки зрения их дальнейшего освоения человеком, но и как территории исключительного природного богатства и разнообразия. В настоящее время побережье России — это 15 существующих государственных природных заповедников и 2 национальных парка общей площадью более 12 млн. га; 15 планируемых государственных природных заповедников общей площадью более 7 млн. га; сеть особо охраняемых природных территорий, подпадающих под защиту в соответствии с ратифицированной Российской Федерацией Конвенцией о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение главным образом в качестве места обитания водоплавающих птиц. Однако только три государственных природных заповедника в стране были созданы специально для охраны природных комплексов морских берегов или населяющих их видов: Дальневосточный морской, Командорский и остров Врангеля [1].
            Наблюдения за состоянием морской и прибрежной биоты, сбор данных и их анализ  проводят государственные организации. Они представлены институтами Академии Наук, Агенства по рыболовству Министерства сельского хозяйства, Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу природной среды, Министерства по науке и образованию. Биологические исследования в институтах производятся  учеными в составе отделов, лабораторий или отдельных групп квалифицированных специалистов. Исследования выполняются по федеральным и региональным программам, а также по грантам Российского фонда фундаментальных исследований (РФИИ) и договорам с заинтересованными организациями. При производстве большинства наблюдений используются научно-исследовательские суда. Обработка собранных данных выполняется в специализированных лабораториях на борту судна или на берегу. Систематизация данных по отдельным направлениям исследований (зоопланктон, фитопланктон, бентос, нектон, морские млекопитающие, птицы и т.д.), формирование и поддержание баз биологических данных осуществляются ведущими специалистами соответствующих рабочих групп в составе институтов. По результатам исследований публикуются статьи, монографии, отчеты и другая информационная продукция.
            Фаунистические и флористические исследования Дальнего Востока России ведутся уже более 150 лет, причем основной вклад был внесен ботаниками, зоологами и микологами научных учреждений Москвы и С.-Петербурга. Центрами сосредоточения биологов-систематиков в нашей стране традиционно являлись Ботанический институт (БИН) и Зоологический (ЗИН) институты РАН. Именно здесь возникла идея написания первых определителей животных и растений Российской империи, которые позже переросли во всемирно известные серии сводок "Фауна СССР", "Определители по фауне СССР",  "Флора СССР", "Флора споровых растений СССР" и другие. Однако в последние два десятилетия центр изучения биоты Дальнего Востока России переместился во Владивосток.
            Основным источником знаний о морском и прибрежном биологическом разнообразии являются ранее проведенные исследования, опубликованные в периодических и непериодических изданиях, а также ранее собранные коллекции различных биологических видов. Новые знания об исследуемых объектах могут быть получены только на основе дополнительных наблюдений за биотическими видами. Наблюдения производятся с борта плавучих платформ путем сбора биологических объектов специальными средствами (планктон, нектон, бентос) или визуально (например, птицы и морские животные). Для идентификации собранных видов используют справочники, называемые определителями видов. Поддержание морского и прибрежного биоразнообразия обеспечивается действиями по трем основным направлениям:
- проведение исследовательских работ;
- деятельность органов власти;
- общественная деятельность.
            При проведении исследовательских работ определяются видовой состав прибрежной и морской биоты, численность отдельных популяций, влияющие благоприятные и неблагоприятные факторы. Полученные результаты обсуждаются на рабочих встречах и публикуются в многочисленных изданиях. На ежегодной отчетной сессии дальневосточных научных организаций «Научно-техническое объединение ТИНРО» обсуждается текущее состояние промысловых запасов и дается прогноз добычи на следующий год по промысловым видам. На основании прогноза определяются предельно допустимые уловы по популяциям.
            Органы власти по предложениям исследователей определяют заповедные зоны, в которых поддерживается строгий режим охраны. Органы власти создают законодательную базу, регламентирующую добычу и охрану морских биологических объектов, определяют нормативы предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ в водоемах. Кроме того, органы власти организуют и осуществляют контроль за соблюдением установленных правил и норм добычи промысловых объектов. Несмотря на принимаемые меры по охране промысловых объектов, продолжается несанкционированный (браконьерский) лов отдельных ценных видов рыб и беспозвоночных, что уменьшает численность этих популяций.
Неформальные общественные организации во взаимодействии с институтами/ университетами и Фондом дикой природы организуют экскурсии по музеям и заповедным местам, встречи с населением, читают лекции и проводят другие мероприятия, связанные с пропагандой экологических знаний и бережным отношением к природе [1].             К прибрежно-морским зонам России в беринговоморском и прилегающем районах северо-западной части Тихого океана относятся обширные участки территории и акваторий Камчатского края и Чукотского АО Дальневосточного ФО (рис. 1).

 

 Увеличить

Рисунок 1 – Административное деление Камчатского края (http://www.kamchatka.gov.ru) и Чукотского АО (http://www.chukotka.org/)

           Согласно данным обзорного доклада [2] систематический список фауны морских и пресноводных рыбообразных и рыб, земноводных, пресмыкающихся, птиц, наземных и морских млекопитающих Камчатского края и сопредельных морских акваторий насчитывает 918 достоверно зарегистрированных видов и подвидов животных, относящихся к 7 классам, 55 отрядам, 156 семействам и 469 родам (Каталог позвоночных Камчатки и сопредельных морских акваторий, 2000).
           Исключительно богата и своеобразна фауна рыб и беспозвоночных, обитающих в морских и пресных водах Камчатки: достоверно зарегистрировано 505 видов и подвидов рыбообразных и рыб, относящихся к 3 классам, 27 отрядам, 85 семействам и 261 роду (Каталог..., 2000), и более 2,2 тыс. видов беспозвоночных.
           Берингово море населяют более чем 450 видов рыб, ракообразных и моллюсков, более 200 видов птиц и 26 видов морских млекопитающих. Рыбопродуктивность Берингова моря - 1,5 т/км2 соответствует наиболее продуктивным районам Мирового океана.
           Практически все реки на территории Камчатского края имеют исключительно высокое рыбохозяйственное значение, обеспечивая условия воспроизводства тихоокеанских лососей и других видов рыб.
           По данным КамчатНИРО, общая площадь морских рыбопромысловых районов, прилегающих к территории Камчатского края, составляет 1473 тыс. км2. Северо-западная часть Тихого океана в течение длительного времени занимает лидирующее положение в общем объеме вылова гидробионтов в Мировом океане. В последнее десятилетие ежегод-ная добыча гидробионтов в этом районе стабилизировалась на уровне 19,5-20,5 млн. тонн, что составляет более 1/5 всего мирового морского вылова. Кроме того, этот район занима-ет лидирующее положение в искусственном воспроизводстве гидробионтов на Земле, да-вая более 80% продукции аквакультуры (FAO, 2007). В водах, прилегающих к полуостро-ву Камчатка, и его внутренних водоемах воспроизводится значительное число гидробио-нтов, промысел которых дает более 50% от общей добычи рыбопромыслового флота рос-сийского Дальнего Востока (Науменко, 2009).
           В процессе промышленного и других видов рыболовства в Камчатском крае добы-ваются 5 видов тихоокеанских лососей и более 40 видов морских объектов, для которых определяется общий допустимый улов, из которых 16 составляют рыбы. Тихоокеанские лососи и около 35 видов морских гидробионтов осваиваются в процессе промышленного рыболовства, на данные водные биологические объекты ежегодно определяются про-мышленные квоты добычи (вылова) водных биоресурсов. К наиболее ценным промысло-вым объектам обносятся минтай, треска, камбалы, палтусы, окуни, три вида тихоокеан-ских лососей – нерка, кижуч и чавыча, а также крабы – камчатский, синий, стригуны и др. В прикамчатских водах сосредоточено по биомассе 72% минтая, более 90% трески, около 50% - камбал, 70% наваги, 46% палтусов, 87% терпугов, синего краба примерно 72%. Численность камчатского краба резко упала.
           Фауна морских млекопитающих представлена 7 видами тюленей, морской выдрой (каланом), моржом и более 20 видами крупных и мелких китообразных. В крае насчиты-вается 57 лежбищ каланов, 27 лежбищ сивучей (из них два – репродуктивные), 5 лежбищ северных морских котиков и более 100 лежбищ настоящих тюленей Морское побережье Камчатки и ряда крупных островов общей протяженностью более 5,5 тыс. км обладает уникальным ландшафтным и биотопическим разнообразием, что создает исключительно благоприятные условия для жизни многомиллионного сообщества морских колониальных птиц и млекопитающих. Только на побережье, примыкающем к Корякскому нагорью, и на Восточной Камчатке зарегистрировано 1331 гнездовых колоний 15 видов морских птиц с численностью около 1,5 млн. особей (Вяткин, 2000).
           На Командорских островах гнездится более 1 млн. морских колониальных птиц, принадлежащих к 19 видам. Всего на гнездовьях, зимовках и сезонных миграциях здесь отмечено  207 видов птиц, в т.ч. 53 вида – гнездящиеся птицы,  из них 5 видов - эндемики. Все побережье южной части о. Беринга и всего о. Медного плотно усеяно колониями птиц. Плотность заселения птицами мест гнездований необычайно велика: только на о. Топорков (площадь – 0,4 км2) гнездится около 45 тыс. пар морских птиц, из которых около 40 тыс. пар – топорки, около 2 тыс. пар – серокрылой чайки. Только на Командорах регулярно размножаются такие птицы американской фауны, как серокрылая чайка и красноногая говорушка. Оба вида занесены в Красную книгу Камчатки. Командорская популяция глупыша – самая крупная в мире (193,1 тыс. пар), а популяция красноногой говорушки (16,2 тыс. пар) – одна из 4 существующих в мире (Артюхин, 2008; Иванов и др., 2008). Скала в океане - остров Арий Камень – плотно заселена 17 видами птиц [2].

Видовой состав и динамика основных групп гидробионтов

           Морская акватория в границах Камчатского края разделена на пять промысловых статистических районов, к которым относятся Западно-Беринговоморская зона и подзоны: Карагинская, Петропавловско-Командорская, Камчатско-Курильская и Западно-Камчатская (рис. 2). Термин «промысловый запас» (или «промысловая биомасса») означает, что промысловый запас состоит из особей, разрешенных к вылову Правилами рыболовства. Биомассы большинства промысловых видов не являются постоянными, а могут существенно изменяться во времени и пространстве, как за счет динамики воспроизводства, так и за счет миграций. Современные данные по величине промысловых запасов гидробионтов взяты из «Прогнозов общего вылова гидробионтов по Дальневосточному рыбохозяйственному бассейну…» (за период 2000-2010 гг.) (КамчатНИРО) и представлены ниже согласно обзорному докладу [2].

 

Рисунок 2 - Акватория промысловых районов, прилегающих к Камчатскому краю

           Суммарная промысловая биомасса гидробионтов Камчатки за последнее десятилетие претерпела существенные изменения. В целом, по всем районам, она увеличилась с 6,6 млн. т в 2001 г. до 11,5 млн. тонн в 2010 г. (рис. 3). Подавляющую долю в ней - более 90% - составила биомасса морских рыб. За счет них и происходил основной рост ресурсов. Следует отметить, что росла не только абсолютная биомасса морских рыб, но и их доля в суммарном запасе, увеличиваясь с 90,5% в 2001 г. до 93,9% в 2008 г. Средняя за десятилетие доля анадромных рыб в общей биомассе гидробионтов была равна 2,3%, а беспозвоночных – 4,9%.


Рисунок 3 - Динамика суммарной промысловой биомассы (тыс. т) водных биоресурсов Камчатки за период 2001-2010 гг. (по данным КамчатНИРО), представленных в докладе [2]

Запасы морских рыб выросли с 6,0 млн. т в 2001 г. до 10,7 млн. т в 2010 г. (рис. 4). Основное значение в составе промысловых гидробионтов имеет минтай. Его доля в общей биомассе увеличивалась от 50,5% в 2001 г. до 74,3% в 2006 г. Затем она снизилась до 68,5% в 2007 г. и, в дальнейшем, вновь возросла до 73,7% в 2010 г.



Рисунок 4 - Динамика промысловой биомассы (тыс. тонн) морских рыб в водах Камчатки за период 2001-2010 гг. (по данным КамчатНИРО)

           Средняя биомасса минтая в водах Камчатки за истекшее десятилетие составила 6,0 млн. т. Аналогичный показатель для других тресковых рыб (суммарно треска и навага) был равен 474,9 тыс. т, для камбаловых – 587,7 тыс. т, для сельди – 501,2 тыс. т,  для терпугов – 132,4 тыс. т. Промысловая биомасса других рыб, куда входят морские окуни и шипощеки, мойва, корюшки, угольная, макрурусы, бычки и скаты изменялась от 763,7 тыс. т до 1,0 млн. т, на среднем уровне – 915,6 тыс. т.
           Суммарная промысловая биомасса анадромных рыб в период 2001 – 2010 гг. колебалась от 117,7 тыс. т в 2001 г. до 303,0 тыс. т в 2009 г. (рис. 5). В 2010 г. она несколько снизилась, составив, по оценкам КамчатНИРО, 248,8 тыс. т. Характер динамики ресурсов лососей определялся, главным образом, горбушей. Ее доля в биомассе этой группы рыб выросла с 52% в 2001 г. до 81,5% в 2004 г., после чего снизилась до 66,6% в 2007 г., вновь увеличилась до 78,2% в 2009 г. и снизилась до 72,4% в 2010 году. Средний за десятилетие промысловый запас горбуши оказался равным 156,4 тыс. т, кеты – 22,4 тыс. т, нерки – 33,1 тыс. т, кижуча – 3,7 тыс. т, чавычи – 1,8 тыс. т [2].


Рисунок 5 - Динамика промысловой биомассы (тыс. т) анадромных рыб Камчатки за период 2001-2010 гг. (по данным КамчатНИРО)

           В группе промысловых беспозвоночных в целом не наблюдается определенных направленных тенденций в динамике запасов. Уровень их суммарной промысловой биомассы в прошедшем десятилетии изменялся волнообразно, достигнув максимума  в 514,3 тыс. т в 2005 г. (рис. 6). Характер динамики ресурсов беспозвоночных определялся, в первую очередь, изменчивостью запасов ракообразных – различных видов крабов и креветок. Ракообразные вносили и наибольший вклад в суммарную биомассу. Их доля здесь колебалась от 41,2% в 2010 г. до 59,4% в 2005 г. По сравнению с 2005 г. в последнее время их запасы снизились с 305,3 тыс. т до 191,2 тыс. т, главным образом, за счет креветок. Средняя промысловая биомасса крабов в течение рассматриваемого периода составила 127,9 тыс. т, креветок – 101,7 тыс. т., кальмаров и других моллюсков, соответственно, 104,1 и 32,4 тыс. т, иглокожих – 78,0 тыс. т [2].


Рисунок 6 - Динамика промысловой биомассы беспозвоночных в водах Камчатки за период 2001-2010 гг. (по данным КамчатНИРО).

           Рассматривая межгодовую изменчивость промысловых ресурсов отдельных районов акватории, прилегающей к Камчатке, можно видеть следующее. Практически на всей продолжительности десятилетнего периода, кроме последнего года, наибольшие запасы гидробионтов были сосредоточены в Западно-Беринговоморской зоне (рис. 7).


Рисунок 7 - Динамика биомассы промыслового запаса (тыс. т) в промысловых зонах и подзонах Камчатки (по данным КамчатНИРО)

            С 2001 по 2005 гг. наблюдался заметный рост биомассы водных биоресурсов в этом районе, после чего началось постепенное их снижение. Средняя биомасса в указанный период была равна 3,5 млн. т или 37,2% от общей для всех районов.
           Второй по значимости в этом отношении была Западно-Камчатская подзона. Характеризуя весь период, можно отметить стабильное состояние запасов в этом районе до 2005 г., затем наблюдался резкий подъем их биомассы в 2005– 2006 гг., после чего последовало снижение и, затем, – постепенный рост. Средний показатель биомассы здесь был равен 2,2 млн. т, а его доля – 23,7%.
           Камчатско-Курильская подзона характеризуется относительно постоянным ростом биоресурсов, начиная с 2005 г. Уровень запасов в 2010 г. здесь оказался самым высоким среди других районов, а его средняя доля за десятилетие равна 20,4%. По абсолютному значению он составлял, в среднем, 1,9 млн. т.
           Запасы гидробионтов в Карагинской и Петропавловско-Командорской позонах значительно ниже, чем в других районах. Средние их величины равны, соответственно, 967,0 и 766,3 тыс. т, а средние доли в суммарной по всем районам биомассе – 10,4 и 8,2%. В целом для ресурсов этих двух районов характерен слабый постепенный рост.
           Состав запасов промысловых гидробионтов в различных районах морской акватории Камчатки показан на рис. 8.
           Основной объем биоресурсов Западно-Беринговоморской зоны, а также Камчатско-Курильской и Западно-Камчатской подзон представлен минтаем (67,7 – 70,8%). Суммарная доля трески и наваги колеблется в этих районах от 2,9% в Камчатско-Курильской подзоне до 4,7% - в Западно-Беринговоморской, камбаловых – от 4,9% в Западно-Беринговоморской зоне до 8,7% - в Камчатско-Курильской подзоне, ракообразных – от 2,4% в Камчатско-Курильской подзоне до 3,3% в Западно-Беринговоморской зоне. В Западно-Камчатской подзоне довольно велика доля сельди – 10,9%. Биомасса лососей, в их подходе на нерест, составляет 1,7% среди общей биомассы промысловых гидробионтов в Западно-Камчатской подзоне, 3,9% - в Камчатско-Курильской подзоне и приближается к нулю в Западно-Беринговоморской зоне.
           Биологические ресурсы Карагинской и Петропавловско-Командорской подзон отличаются от ресурсов трех описанных выше районов не только более низким уровнем, но и повышенным видовым разнообразием. Относительная биомасса минтая снижается до 33,0% в первом районе и до 56,4% - во втором. Доля анадромных рыб в Карагинской подзоне значительно выше аналогичного показателя из других районов и равна 9,4%. В этом же районе второе место после минтая в структуре запасов занимает сельдь – 19,2%, а в Петропавловско-Командорской подзоне – терпуг (14,3%).  Относительные  биомассы трески и наваги в двух последних районах значительно выше (соответственно, 12,1% и 8,8%), чем в северо-западной части Берингова и восточной части Охотского моря. Доля камбал, однако, в водах восточной Камчатки ниже, чем в водах западной. Карагинская и Петропавловско-Командорская позоны отличаются от других районов повышенной долей иглокожих и моллюсков в биомассе гидробионтов.

 

Рисунок 8 - Среднемноголетняя структура промзапаса в разных зонах и подзонах Камчатки. А – Западно-Беринговоморская зона; Б – Карагинская подзона; В – Петропавловско-Командорская подзона; Г – Камчатско-Курильская подзона;
Д – Западно-Камчатская подзона

           Незначительно отличается от них Западно-Камчатская подзона. Петропавловско-Камандорская и, в особенности, Карагинская подзоны обладают высоким своеобразием видового состава промысловых гидробионтов и отличаются по данному показателю как от трех других районов, так и друг от друга. Это обстоятельство сказывается и на особенностях промысла в водах Камчатки. Так, Н.И. Науменко (2009) ранее отмечал, что Карагинская и Петропавловско-Командорская подзоны характеризуются наиболее разнообразным составом уловов и резко контрастируют в этом отношении с остальными районами.
           Таким образом, суммарная промысловая биомасса ресурсной базы Камчатки за последнее десятилетие (2001 – 2010 гг.) выросла примерно в 1,5-2 раза. Подавляющую долю в ней, более 90%, составила биомасса морских рыб, среди которых рост определял минтай. Тем не менее, запасы основных объектов промысла - минтая западно-беринговоморского и восточно-охотоморского, трески, сельди корфо-карагинской - пока еще находятся на довольно низком уровне по сравнению с тем, который наблюдался 15-20 лет назад. Но нужно отметить, что в период с 2001 по 2010 гг. наблюдается рост их запасов. Это относится, прежде всего, к минтаю и корфо-карагинской сельди, которая была в довольно сильной депрессии. По информации пресс-службы ТИНРО-Центра, последние исследования подтвердили, что в настоящее время есть реальные предпосылки для увеличения ОДУ (общий допустимый улов) минтая на 2012 год - суммарное изъятие минтая по Дальневосточному бассейну предлагается увеличить почти на 100 тыс. тонн относительно уровня 2011 года. Большинство популяций этого ценного промыслового объекта находятся в хорошем состоянии, а некоторые из них (например, восточно-беринговоморская) имеют тенденцию к постепенному росту численности и биомассы. После очередного и длительного периода запрета в конце 1990-х годов промысел корфо-карагинской сельди был возобновлен, но из-за нерациональной эксплуатации ресурсов в 2005 г. он был прекращен. Запрет на промышленный лов продолжался до нынешнего года. В последние годы отмечается тенденция на увеличение численности популяции корфо-карагинской сельди, что было подтверждено исследованиями на нерестилищах в мае 2010 года. На основании полученных данных специалистами КамчатНИРО было подготовлено обоснование на увеличение ОДУ этого вида в Карагинской подзоне в 2010 г. с 1,265 до 11,265 тыс. т, в т.ч. 10,0 тыс. т рекомендовано для промышленного лова в ноябре-декабре. Динамика роста промыслового запаса лососей определялась, в первую очередь, горбушей.
           Уровень суммарной промысловой биомассы промысловых беспозвоночных в прошедшем десятилетии изменялся волнообразно, достигнув максимума в 2005 г. Характер динамики ресурсов беспозвоночных определялся, в первую очередь, изменчивостью запасов ракообразных – различных видов крабов и креветок.
           В настоящее время в тяжелой ситуации находится западно-камчатская популяция камчатского краба. Его запасы снизились по сравнению с 1990-ми годами более чем в 10 раз и сегодня остаются на очень низком уровне. Поэтому для камчатского краба необходимо продолжение запрета на вылов. Состояние запасов синего краба, например, в Карагинской подзоне, также критическое. По разным видам стригунов произошло снижение ОДУ в отдельных подзонах - от 6% до 40%. Был введен запрет на промысел синего, равношипового крабов и краба-стригуна ангулятуса в Западно-Камчатской подзоне ввиду прилова очень малочисленного камчатского. Однако, по материалам исследований КамчатНИРО, на основных местах промысла синего краба в заливе Шелихова на глубинах выше 100 м. прилов камчатского краба практически отсутствовал в течение всего зимнего периода. Предполагаемый ОДУ-2011 синего краба (1,8 тыс. т.) может быть освоен в первом квартале 2011 года без ущерба популяции камчатского краба. Небольшой ОДУ равношипового краба (470 т.) будет осваиваться на глубине от 300 до 530 метров, где камчатский краб не обитает, что также не создает угрозы для его популяции. ОДУ краба-стригуна ангулятуса в этой подзоне составляет 50 т., и предназначен только для проведения научно-исследовательских работ. ТИНРО-Центр рекомендовал установить сроки промысла синего и равношипового краба в Западно-Камчатской подзоне с 1 января по 31 марта 2011 г.
           Таким образом, в истекшем десятилетии был увеличен вылов лососей, минтая и моллюсков, в основном кальмаров. Суммарный вылов трески и наваги стабилизировался примерно на одном уровне, а крабов - снижается. Вылов камбал тоже снизился, хотя и не из-за ухудшения состояния запасов, а по организационно-техническим причинам.

           Практически на всей продолжительности десятилетнего периода наибольшие запасы гидробионтов были сосредоточены в Западно-Беринговоморской зоне. Второй по значимости, в этом отношении была Западно-Камчатская подзона. Основной объем биоресурсов Западно-Беринговоморской зоны, а также Камчатско-Курильской и Западно-Камчатской подзон представлен минтаем. Биологические ресурсы Карагинской и Петропавловско-Командорской подзон отличаются от ресурсов трех перечисленных выше районов не только более низким уровнем, но и повышенным видовым разнообразием (Дьяков, 2011) [2].

 

<<< Back

Для корректной работы с CD-ROM рекомендуется установить Internet Explorer 6.0 или выше
Данный CD-ROM является тринадцатым томом серии информационных продуктов ТОИ ДВО РАН под общим названием: "Информационные ресурсы ТОИ. Океанография".
Copyright © 2012 by V.I. Ilichev Pacific Oceanological Institute
Увеличить Увеличить