esimo logo
icam logo

Природопользование, состояние и тенденции изменений морской среды прибрежных и сопредельных районов России в Охотском море

Главная страница // Охотоморский район

Подводные ландшафты участков акватории и заливов

Первые опыты изучения подводных ландшафтов на Курильских островах были проведены в 1940-х годах Е. Ф. Гурьяновой, которая исследовала рыбопромысловый потенциал акватории Курильской гряды. Работы проводились методом траления и отбора дночерпательных проб. В пробах фиксировался литологический материал и оценивался зообентос. Интегральную композицию из осадка и комплекса донных животных и растений Е. Ф. Гурьянова интерпретировала как «подводный ландшафт». Аналогичным образом строил подводные ландшафтные карты для Государственного морского заповедника Н. Е. Денисов. Исследованиями подводных биотических ассоциаций Курильских островов с применением водолазного метода занимались сотрудники Института биологии моря ДВО РАН О. Г. Кусакин и В. И. Лукин в 1960-е – 1970-е гг., а также М. В. Пропп. Изучение подводных ландшафтов Южных Курил проводили сотрудники Тихоокеанского института географии ДВО РАН.

Подводным ландшафтом, или бентемой, называется донный природный комплекс, возникающий на границе соприкосновения литосферной оболочки с гидросферой и биосферой. Соответственно, бентема характеризуется специфическим составом грунта, его гранулометрией, специфическим уклоном, который может быть пологим или более или менее крутым, а то и просто незаметным, микрорельефом, зависящим от ряда активности животных, волновой динамики, аккумулятивных или деструктивных процессов на дне, специфическими следами жизнедеятельности живых существ, постоянным или временным присутствием тех или иных форм живых организмов. Одним из наиболее заметных ландшафтообразующих признаков обычно служит состав грунта и рельеф морского дна. По «грунтовым» характеристикам все подводные ландшафты шельфового мелководья группируются в следующие основные категории: группа грубообломочных (псефитных) фаций — псефоиды (саксозий, концизий, пельтий и фрак& тум); группа относительно более тонкодисперсных (псаммитных) фаций — псаммоиды (ареноид, скатебра и метагест) и переходная категория — микситы (конхий, веррукоид и сегетий), где материал смешан по фракциям, а организмы формируют своими телами и скелетами основной положительный элемент микрорельефа и обеспечивают его подвижность или перемешивание. В зависимости от возможности перемещения осадков животными грунты подразделяются на биоподвижные и бионеподвижные. Грунты, перемещаемые под действием силы тяжести, называются гравиподвижными, а под действием движения воды — гидроподвижными. В понижениях рельефа на песчано-илистом грунте с растительным детритом разной крупности и легкоподвижным дисперсным осадком и зарослями бурых водорослей формируются биомикситы. Обширные площади слабонаклонного дна в прибрежной зоне островов занимают биотурбитные песчано-алевритовые равнины, характерной чертой которых является биоосложнённый рельеф, как результат деятельности организмов, обитающих в грунте и на его поверхности.

В районах жерловых газогидротерм находятся бентемы вулканогенного происхождения — кальдерные вулканобиоконструкты.

К биогидромикситу относятся биогенные конструкции, передвигаемые гидродинамическим потоком без вовлечения чисто литогенной составляющей — курильский келп. Сходный по этому признаку фитогидромиксит из подвижно перекатывающихся обрывков ламинариевых сформирован на западном мелководье о. Зелёный Малой Курильской гряды.

На средних и северных Курильских островах хорошо выражены литотамниевые биоконструкты на скальных основаниях в проливах, завесы из келпа на восточных побережьях.

На шельфе Южных Курил выделяется следующая группа прибрежных донных ландшафтов: саксозий, концизий, пельтий, фрактум, конхий, ареноид и сегетий. Однако, наиболее значимыми в экологическом плане являются келпы восточных побережий малых Курильских островов, гидробиомикситы западного побережья острова Зелёный, сегетии острова Танфильева, биоконструкты скалистых саксозиев и концизиев в проливах между всеми островами, обширные поля ареноидов и биотурбитов вокруг всех островных масс.

САКСОЗИЙ формируется на различных глубинах, на выходах коренных пород разной степени наклона и рассечённости. Под скалистыми мысами склоны коренника обычно очень крутые. Его поверхность рассечена широкими вертикальными трещинами и каньонами и нередко уходит на глубину более 30–40 м. Вдоль берегов открытых бухт и на вершинах банок саксозий нередко представляет собой почти горизонтальную, слабо ундулирующую скальную платформу, которая в зависимости от гидродинамической нагруженности участка может быть почти гладкой или же мелкоступенчатой, покрытой многочисленными выступами и трещинами. В местах, где интенсивность волнения велика — на выступающих мысах или вдоль открытых побережий, бентос развит очень слабо. Растительность представлена преимущественно известковыми корковыми багрянками, в меньшей степени ветвистыми формами. Зообентос также немногочисленный  - одиночные Crenomytilus grayanus, Pododesmus macrochisma, Cryptochiton stelleri, вдоль трещин в расселинах — узкие цепочки Strongylocentrotus intermedius и редкие морские звёзды. На большей глубине, в зонах волновой тени в саксозии формируются богатые по численности и видовому составу сообщества бентоса, сходные по составу с населением концизия.

КОНЦИЗИЙ — ландшафт, формирующийся на валунно-глыбовом развале чаще вдоль обрывистых скальных берегов и местами уходящий на глубину более25 м. Уклон значительный — от 5–10° до 30–45°. Рельеф сложный, размер глыб и валунов сильно варьируется — от 0,3 до 5 м в поперечнике. Обычно фитобентос не образует сплошного плотного покрова только глубже 8–10 м. В тех случаях, когда валунник подходит близко к поверхности, в условиях самого верхнего яруса сублиторали на нём формируется неширокий пояс плотной водорослевой мозаики из Rhodomella sp., Laurensia sp., Gigartina sp., Pelvetia sp., Fucus sp. Ниже по склону обычны куртины Phyllospadix iwatensis и Laminaria japonica, нередко формирующие плотный широкий пояс со 100% покрытием. По нижней его кромке, располагающейся на глубине около 8 м, ламинария замещается разреженными талломами Costaria sp., Agarum cribrosum и Desmarestia viridis, редко опускающимися глубже 18 м. Практически по всему склону распространены багрянки — Corallina sp. и Lithothamnion sp. Зообентос в этой фации отличается значительным обилием и видовым разнообразием. Как правило, довольно многочисленны двустворчатые моллюски, нередко образующие крупные друзы: Modiolus modiolus и Crenomytilus grayanus, плотно прирастающие к камням, Pododesmus macrochisma, Swiftopecten swifti.

Иглокожие представлены Strongylocentrotus intermedius, Patiria pectinifera, Asterias amurensis, Aphelasterias japonica, многочисленными Pagurus sp. На нижних горизонтах особенно часто встречаются инкрустирующие колонии мшанок, гидроидов и губок, а также крупные яркие актинии.

ПЕЛЬТИЙ — слабонаклонная или горизонтальная каменистая поверхность, напоминающая булыжную мостовую, сформированная плотно уложенными некрупными валунами, галькой или щебнем, пространства между которыми заполнены заиленным песком и раковинной дресвой. Этот ландшафт обычно встречается на глубине не менее 15–18 м. По сравнению с другими ландшафтами им заняты наибольшие площади дна на глубине более 20–30 м в центральной части Южно-Курильского пролива. Макрофитобентос почти не развит, за исключением известковых водорослей, толщина корковых форм которых достигает здесь 20–30 см. Бентосные организмы представлены в основном животными, ведущими прикреплённый образ жизни. Из них наиболее заметными компонентами биоты является фауна губок, представленная видами с разнообразными формами колоний — разноцветной корковой, бокаловидной, шарообразной, грибовидной, шнуровидной, смена форм которых с глубиной заметно меняет облик ландшафта. Многочисленны крупные голотурии из рода ucumaria, хитоны Cryptochiton stelleri, морские ежи Strongylocentrotus intermedius, двустворчатые моллюски Swiftopecten swifti, Callista brevisiphonata, Cardium sp., Protothaca sp. Обычны асцидии Halocynthia aurantium. Многочисленны морские звёзды Сrossaster sp., Pteraster sp., Distolasterias elegans, Asterias amurensis, Aphelasteria japonica, реже Solaster sp.

АРЕНОИД — поля, сформированные преимущественно среднезернистыми песками, с незначительными уклонами дна, встречающиеся в различном диапазоне глубин от 3–14 м в виде узкой полосы вдоль побережий закрытых и полузакрытых бухт или в виде пятен и обширных пространств на дне открытых бухт до глубины более 25 м. Макрофитобентос, как правило, практически отсутствует. Крупный зообентос обычно представлен Mizuchopecten yessoensis, морскими ежами Echinorachnius sp., Echinocardium sp., Natica sp., Pagurus sp., Asterias amurensis, Distolasterias sp. и некоторыми другими видами.

СЕГЕТИЙ — ландшафт с зарослями морских трав, формирующийся на глубине 2–5 м на участках с небольшим уклоном дна, которое сложено песчаными, нередко слегка заиленными фракциямиосадков, включающими фрагменты раковин моллюсков и гальку. Основной компонент фитобентоса — Zostera marina. Макрозообентос включает как зарывающиеся формы — Mactra sp., Echinorachnius sp., Polichaeta, так и эпибионтов Distolasterias sp., Patiria pectinifera, Asterias amurensis, Mizuchopecten yessoensis, Natica sp., Pagurus sp. Все вышеперечисленные ландшафты формируются на твёрдых субстратах и песках. Только в кутовых частях бухт Крабовая и Отрадная о. Шикотан можно обнаружить ландшафты, формирующиеся на рыхлых субстратах из тонкодисперсного осадочного материала.

Для района Южных Курильских островов характерны также две специфичные донные фации.

Одна — ПЕКТИНАТУС (от латинского pectinatus — гребенчатый) — расположена на мелководье Малой Курильской гряды на глубине 5–15 м в условиях очень активной гидродинамики, основу которой составляют мощные приливно-отливные течения в мелководных проливах между островами. Морфологически она напоминает систему батресс тропических коралловых рифов. Это система многочисленных очень длинных параллельных гряд шириной 3–8 м и высотой от 0,5 до 2 м. Боковые стенки их могут быть как почти вертикальными, так и пологими, с уклоном не более 25–30°. Гряды сложены коренными породами. Понижения между ними шириной от 3 до 10–15 м и почти горизонтальной поверхностью дна выстланы светлым крупнозернистым песком, на котором местами встречается некрупный разреженный валунник с диаметром отдельных валунов не более 0,5 м. Основу фитобентоса на субгоризонтальных вершинах гряд, как правило, составляют заросли ламинарии с проективным покрытием 50–100%. Обычно их окаймляет разреженный пояс Agarum cribrosum. Верхушки валунов на дне ложбин также заселены Agarum cribrosum и Laminaria sp. Поверхность под крупными макрофитами покрыта багрянками — в основном Corallina sp., реже Lithothamnion sp. Зообентос в основном концентрируется на боковых поверхностях и у основания ступеней коренника и валунов. Наиболее многочисленные его формы в этом ландшафте — Strongylocentrotus intermedius, Pagurus sp., крупные инкрустирующие колонии мшанок и губок. Часто встречаются одиночные Crenomitilus grayanus, Swiftopecten swifti, Patiria pectinifera, Asterias amurensis. По мере увеличения глубины гряды становятся реже, поляны песка занимают всё большие площади и на глубинах более 16–17 м обрываются в песчаное поле нередко почти отвесными обрывами высотой до 3 м. Растительный покров здесь иной, ламинарии почти нет, преобладают разреженные Agarum cribrosum и крупные Rhodophita.

Второй ландшафт расположен на мелководье о. Кунашир в районе Серноводского перешейка на глубинах 4–14 м. Этот ландшафт представляет собой сочетание многочисленных выходов вулканических желтовато-белых утёсиков крайне причудливых очертаний с вертикальными или даже отрицательного уклона боковыми поверхностями, нередко с небольшими гротами и пещерами. Линейные размеры их обычно не превышают 5–12 м, высота над уровнем основной поверхности дна 1,5–2,5 м. Их окружают поляны светлого крупнозернистого песка с большой примесью мелких камней и створок Bivalvia. Площади дна, занятые рифами и песком, приблизительно одинаковы. Верхние поверхности утёсиков, как правило, заселены плотными зарослями ламинарии, лишь на самом мелководье их нередко вытесняют куртины Phyllospadix iwatensis. Зообентос этого ландшафта очень пёстрый и обильный. Боковые поверхности рифов почти полностью скрывают разнообразные ажурные мшанки, гидроиды и крупные оранжевые губки. Мидии Грея хотя и многочисленны, но не образуют плотных поселений. Обычны Swiftopecten swifti, Cryptochiton stelleri, Pagurus sp., Balanus sp. и Strongylocentrotus intermedius. На песке встречаются относительно многочисленные крупные Mizuchopecten yessoensis и единичные Distolasterias sp. и Asterias amurensis.

КОНХИЙ обычно формируется на плоской, субгоризонтальной поверхности. Отличительной чертой этого ландшафта является почти 100% покрытие дна пустыми створками Bivalvia. Макрофитобентос в пределах этой фации развит очень слабо и представлен только немногочисленными колониями корковых известковых. Специфика микрорельефа обеспечивает накопление органического детрита, что привлекает сюда большое число подвижных эпибионтов, прежде всего Strongylocentrotus intermedius, многочисленных морских звёзд, Pagurus sp. Обычными формами здесь являются Halocynthia aurantium, Crenomytilus grayanus, Callista brevisiphonata и Cardium sp.

ФРАКТУМ — ландшафт, в условиях Южных Курил встречающийся на различной глубине — от 3–4 м до 20–25 м. Обычно формируется в зоне перехода от концизия к ареноидным фациям, но нередко образующий и самостоятельные поля, ограниченные со всех сторон ареноидом. Представляет собой слабонаклонную или горизонтальную поверхность с разреженными мелкими валунами, галькой, створками Bivalvia и небольшими полянами песка. Рельеф выположенный, с незначительными перепадами и с амплитудой редко более 0,2–0,3 м. Фитобентос, как правило, сильно разреженный. В его составе — одиночные талломы или небольшие куртины Laminaria sp., Ulva fenestrata, Enteromorfa sp., Corallina sp., в более глубоких участках — Costaria costata и Agarum cribrosum. Зообентос разнообразен и обилен. В его составе как эпибионты, характерные для каменистых и скальных участков дна, так и зарывающиеся формы, свойственные ареноидным участкам. Кроме того, в ландшафте обычно накапливается значительное количество органики, служащей пищей для животных. Здесь многочисленны Acmea sp., Pagurus sp., иглокожие Strongylocentrotus intermedius, Patiria pectinifera, Asterias amurensis, Distolasterias sp., Aphelasterias sp., попадаются Apostichopus japonicus. На валунах — небольшие друзы Crenomytilus grayanus, одиночные Swiftopecten swifti, Nucella heyseana, Buccinum sp., Natica sp., Halocynthia aurantium. В грунте между камнями обильны Callista brevisiphonata, Cardium sp. Встречаются Mizuchopecten yessoensis. Мелководные донные фации в большинстве случаев образуют между собой определённые устойчивые последовательности — парагенетические ассоциации. В типичном, наиболее полном случае против мысов и открытых скалистых побережий в направлении от берега в море с увеличением глубины они формируют ряд: саксозий, концизий, пельтий, фрактум, конхий, ареноид. В закрытых и полузакрытых бухтах эта последовательность может нарушаться и обедняться за счёт утраты фаций, развивающихся на коренных и валунноглыбовых субстратах. Последовательность в этом случае начинается неширокой мелководной ареноидной ванной, глубже которой располагаются пояса сегетия и ареноида. С ростом глубины она сменяется ландшафтами твёрдых субстратов — обычно пельтием — с редкими и незна чительными по площади участками фрактума и конхия, реже саксозием — на выходах коренных пород различной площади, которые распространяются на глубины более 40 м. Эта особенность легко объясняется значительно большей гидродинамикой местных акваторий и скоростью приливно-отливных течений, нередко достигающей 2 и более узлов.

Особенностью ландшафтной организации сублиторали прибрежья Южных Курил является сложный и мозаичный характер взаимного распределения донных фаций. Это прежде всего касается подводных ландшафтов о. Шикотан, имеющего наиболее рассечённую берет беговую линию и соответственно более сложный подводный склон. Даже незначительное изменение экспозиции подводной скальной поверхности приводит к резкому изменению состава и характера распределения фито- и зообентоса. Пространственная период смены ландшафтов, формирующихся на грубообломочном материале и на коренных поверхностях, обычно измеряется всего несколькими десятками метров. Во многих случаях типичные ареноидные ситуации, особенно внутри закрытых и полузакрытых бухт, имеют вид расположенных недалеко друг от друга песчаных полей, разделённых выходами коренника, валунно-глыбовым развалом или галечной отмосткой.

Другая особенность донных ландшафтов южных Курильских островов - практически полное отсутствие фаций, формирующихся на мягких субстратах. Вместо них центральные, наиболее глубоководные участки дна района, например, Южно-Курильского пролива, занимают обширные поля пельтия — галечниковые отмостки с примесью мелкого валуна, гравия и песка, однородность которых нарушается лишь сменой ведущих форм зообентоса.

Материалы данного раздела подготовлены Тихоокеанским институтом географии ДВО РАН.

 

<<< Back

Для корректной работы с CD-ROM рекомендуется установить Internet Explorer 6.0 или выше
Данный CD-ROM является тринадцатым томом серии информационных продуктов ТОИ ДВО РАН под общим названием: "Информационные ресурсы ТОИ. Океанография".
Copyright © 2012 by V.I. Ilichev Pacific Oceanological Institute